WPM_Icons

Блог

03/06/2020

Когда кредит выльется в уголовное дело: памятка для руководителя компании

Одним из последствий пандемии станет рост количества уголовных дел, связанных с неисполнением договорных обязательств, в том числе кредитных. В специальном материале для РБК управляющий партнёр МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнеры» (SZP Law) Дмитрий Солдаткин рассказал о том, какие действия руководителя компании могут привести к уголовному преследованию.

Условно все возможные сценарии возбуждения уголовных дел, связанных с неисполнением кредитных обязательств, можно разделить на стандартные и связанные с появлением специальных программ поддержки бизнеса. Рассмотрю и те и другие в контексте ситуации с пандемией.

Сейчас банки активно выдают компаниям беспроцентные кредиты на выплату заработной платы. С 1 июня 2020 года будет запущена специальная кредитная программа поддержки занятости для пострадавших отраслей (далее — Программа). Объем кредита будет рассчитываться по формуле один МРОТ на одного сотрудника в месяц, исходя из 6 месяцев. При этом если предприятие сохранит не менее 90% сотрудников, сам кредит и проценты по нему полностью будут списаны за счет государства, если от 80 до 90% сотрудников, то — 50% тела кредита и процентов по нему. При этом кредит можно потратить не только на выплату зарплат сотрудникам, но и на рефинансирование, и на погашение ранее взятого зарплатного кредита при условии, что зарплата к этому моменту будет уже выплачена всем сотрудникам в полном объеме. Президент РФ поручил правительству и главам регионов строго следить за случаями создания фиктивных рабочих мест и рабочих мест, где зарплата ниже МРОТ.

Предлагаю рассмотреть, какие еще спорные ситуации (помимо указанных президентом) могут возникнуть в результате запуска Программы.

Итак, предположим, руководитель компании получил кредит под 2% годовых для выплаты зарплат сотрудникам, рассчитывая сохранить весь штат. Поэтому не погашал кредит и проценты по нему даже частично в течение всего срока действия договора. Однако руководителю компании не удалось сохранить 90% или даже 80% штата, то есть обязательное условие погашения кредита государством не выполнено. При этом денег на самостоятельное погашение кредита нет. В этом случае силовики могут возбудить уголовное дело о мошенничестве, поскольку будут иметься все формальные признаки отсутствия у руководителя компании намерения исполнить взятые на себя обязательства. И руководитель компании окажется в ловушке, он может лишиться бизнеса и подвергнуться уголовному преследованию.

Влияние кризисов на уголовные дела. Ретроспектива и прогноз

Стоит отметить, что практика привлечения к уголовной ответственности за неисполнение обязательств существует уже очень давно. В прошлые кризисы (например, в 2014 году) отдельные представители правоохранительных органов толковали объективные финансовые и экономические последствия кризиса как преступный умысел и привлекали предпринимателей к уголовной ответственности. Однако на этот счет имеется однозначная позиция Верховного суда РФ. Он считает, что мошенничество имеет место только тогда, когда преступный умысел возник у лица до получения чужого имущества или права на него (п. 4 постановления пленума Верховного суда РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»). Совершенно очевидно, что предвидеть наступление финансового кризиса невозможно, поэтому и о преступном умысле при таких условиях говорить не приходится. Однако не исключены случаи, когда руководитель будет пытаться выдать отсутствие намерений исполнять обязательства по кредитному договору за последствия кризиса.

Действия руководителя компании, направленные на хищение кредитных средств, будут квалифицированы либо по «общеуголовным» частям ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), либо по ст. 159.1 УК РФ («Мошенничество в сфере кредитования»). Последнее будет иметь место, если руководитель компании предоставил в банк недостоверные сведения и/или документы, имеющие значение для принятия решения о выдаче кредита. Вопрос о квалификации в каждом отдельном случае должен решаться в зависимости от конкретных обстоятельств дела, способа совершения преступления, стоимости похищенного, времени совершения преступления, направленности умысла и т.д.

По «общеуголовной» ст. 159 УК РФ могут быть квалифицированы, например, действия фактического руководителя компании (бенефициара), который получил кредит на фирму-однодневку и привлек для этого номинального директора. Важно иметь в виду, что следователь может переквалифицировать действия обвиняемого с «общеуголовной» ст. 159 УК РФ на ст. 159.1 УК РФ и наоборот, опираясь в том числе на показания фигурантов и свидетелей по делу. Например, если будет доказано, что руководитель компании фактически не участвовал в управлении компанией, а только подписывал нужные бумаги, то есть был номинальным директором, то в этом случае велик риск вменения более «кровожадной» ст. 159 УК РФ.

Что с мерой пресечения

Если действия руководителя будут квалифицированы по «общеуголовной» ст. 159 УК РФ, то его может ждать заключение под стражу. Возможно, это неблагоприятно скажется на исходе дела, поскольку в стрессовой ситуации (а помещение в СИЗО — это всегда очень большой стресс) руководителю компании будет сложно здраво оценить ситуацию.

К сожалению, чаще всего при возбуждении уголовных дел, например по ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ, следствие обосновывает необходимость заключения под стражу сущностью понятия «предпринимательская деятельность». В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса РФ («Отношения, регулируемые гражданским законодательством») предпринимательской называется самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Суды, к сожалению, нередко поддерживают силовиков. Они ссылаются на то, что деятельность коммерческой организации, состоящая в совершении мошенничества, замаскированного договорными отношениями, предпринимательской признана быть не может. Такой подход, конечно же, не соответствует закону, поскольку подобная логика вообще исключает существование преступлений в сфере предпринимательской деятельности.

Как залог повлияет на квалификацию дела

Отдельного внимания заслуживает и квалификация действий руководителя компании как мошенничество, когда кредит получен под залог какого-либо имущества. Силовики могут расценить это как хищение. Речь идет в первую очередь о тех случаях, когда стоимость предмета залога не покрывает собой сумму кредита. Между тем в практике встречались и случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности руководителя компании за неисполнение обязательств по кредиту, обеспеченному залогом, стоимость которого превышала сумму кредита.

Современная судебная и следственная практика идет по пути признания суммой хищения изначально полученной суммы кредита в полном объеме, а не разницы между суммой кредита и стоимостью предмета залога. Если стоимость предмета залога выше суммы кредита, то преступный умысел отсутствует как таковой, поскольку цели причинения материального ущерба у руководителя компании нет. Однако такой логике силовики следуют далеко не всегда, особенно если имеются признаки рейдерского захвата.

Подытоживая вышесказанное, следует отметить, что благие намерения властей, направленные на поддержку бизнеса, могут работать только в том случае, если найдут свое закрепление в действующем законодательстве. В противном случае силовики и суды будут четко следовать буквальному смыслу закона, то есть работать так, как работали раньше, — любое неисполнение либо незначительное исполнение будет толковаться как мошенничество и никакие цитаты из речи президента в споре с силовиками и в суде не сработают.

Основные выводы и рекомендации предпринимателям

С новыми мерами поддержки бизнеса могут возникнуть серьезные уголовно-правовые риски. Неизбежно появятся новые схемы хищения.
Если кредит возьмет фирма-однодневка, то это может привести к уголовному преследованию не только ее руководителя (директора, генерального директора, председателя производственного кооператива и т.п.), но и фактического бенефициара.
Стоит иметь в виду, что особо крупный размер по ч. 4 ст. 159 УК РФ может возникнуть уже в том случае, если зарплатный кредит под 2% годовых будет взят на 14 и более сотрудников на срок 6 месяцев из расчета один МРОТ на одного сотрудника в месяц.
Совершение нескольких платежей по кредиту «для видимости исполнения обязательств» не гарантирует отсутствие интереса со стороны силовиков.
Подписывая кредитный договор, желательно рассчитывать только на свои финансовые возможности. При этом не стоит надеяться, что риск привлечения к уголовной ответственности снизится пропорционально стоимости залогового имущества.
Как правило, по таким уголовным делам допрашивается много свидетелей и обвиняемых. Если в силу различных причин, будь то давление со стороны следствия или психологические проблемы, они займут кардинально отличающиеся позиции, это будет вредить стороне защиты.

Подробнее на РБК:
https://pro.rbc.ru/news/5ecca8499a79477ea39dffd1

« Все записи