Блог

05/09/2018

О «решалах», адвокатах и последствиях спасения от уголовного преследования за рубежом

Иногда приходится слышать, что адвокаты по уголовным делам не нужны, что когда «запахло жареным», нужно сразу же бежать из России и не возвращаться, пока всё не уляжется. А если сбежать не удалось, и вас уже привлекли к уголовной ответственности, то самое главное — найти «адвоката-решалу», который всех спасет и вызволит из СИЗО. Постараемся разобраться, почему такого рода поверхностные суждения являются мифом, а также в чем ценность работы адвоката.

Сразу хотелось бы оговориться, что вопрос обращения к так называемым «решальщикам» является скорее не показателем глупости или ума заключенного, а степенью его выдержки и морально-волевых качеств. Дело в том, что СИЗО – это то место, где с предпринимателей угрозами всегда вымогали, вымогают и будут вымогать деньги. Так, например, было по громкому делу бывшего исполнительного директора «Роскосмоса» Владимира Евдокимова, который впоследствии был найден мертвым в камере при невыясненных обстоятельствах. От супруги топ-менеджера известный «решальщик» Дионисий Золотов получил 80 миллионов рублей. Суд рассмотрел уголовное дело в отношении Золотова, признавшего свою вину, в середине августа этого года.

Надежда на то, что страшный сон под названием «СИЗО» можно прекратить, изрядно потратившись, теплится в головах огромного количества заключенных. Но в большинстве случаев попытки «решить» заканчиваются для них и их родственников весьма печально. В лучшем случае это потеря денег, в худшем – возбуждение нового уголовного дела и окончательная потеря всех шансов остаться на свободе или получить минимальное наказание.

Попытки решить вопрос с помощью денег могут быть по-разному квалифицированы по действующему закону. Например, если родственникам обвиняемого обещают прекратить уголовное дело, подкрепляя свои доводы наличием необходимых знакомств, то такие действия обещавшего образуют состав мошенничества, а действия родственников — состав покушения на дачу взятки. Если при этом деньги доходят до адресата, который наделен полномочиями по прекращению уголовного дела (следователь), то такие действия являются соответственно дачей взятки, получением взятки либо посредничеством во взяточничестве.

Так, в отношении супруги исполнительного директора «Роскосмоса» Владимира Евдокимова Валентины Ракитиной Главным следственным управлением следственного комитета РФ в марте текущего года было начато расследование по обвинению в посредничестве во взяточничестве в особо крупном размере. Однако расследование впоследствии было прекращено. В настоящее время ведется расследование по обвинению в посредничестве во взяточничестве в отношении адвокатов, которые получили от клиента денежные средства в размере 1 миллиона 200 тысяч рублей для дальнейшей передачи взятки правоохранителям в целях смягчения наказания её сыну.

Решение о переезде в другую страну с целью скрыться от законного или незаконного уголовного преследования — достаточно серьезный ход. Но стоит помнить, что сроки давности уголовного преследования в случае нахождения обвиняемого в розыске в соответствии с уголовно-процессуальным законом приостанавливаются, а это значит, что отсидеться за границей несколько лет, а потом просто вернуться и жить как прежде не получится – производство по уголовному делу в этом случае возобновят, а обвиняемый практически со 100% вероятностью отправится в СИЗО, поскольку будут основания полагать, что он может снова скрыться от правоохранительных органов. Приблизительно такая же вероятность отправки в СИЗО существует, если подозреваемый или обвиняемый не успел выехать за рубеж, но при этом обзавелся вторым гражданством, распродал всё своё имущество, имеющееся в России, приобрел недвижимость за рубежом, перевез семью, устроился на работу и т.д. Успевают выехать далеко не все.

Так, например, было по делу основного бенефициара объединения «Русхолдинг» Александра Есина, который был задержан в рамках дела о мошенничестве при попытке выехать на автомобиле за пределы России. Такая же участь постигла и бывшего министра строительства и дорожного хозяйства Астраханской области Василия Корнильева, задержанного в аэропорту «Шереметьево», откуда он планировал улететь в Испанию.

Большинство же и вовсе не имеет ни желания, ни возможностей покидать страну на длительное время. Существует и ещё один существенный довод не в пользу бегства из страны. Далеко не все соучастники решаются покинуть Россию в случае предъявления обвинения в совершении группового преступления. А для покинувшего Россию в этом случае всё может обернуться совершенно неожиданным образом – кто-то из соучастников станет обвиняемым, а кто-то благодаря активному сотрудничеству со следствием останется в статусе свидетеля.

Таким образом, на самом первом этапе расследования произойдет так называемое разобщение преступной группы, так как такое сотрудничество со следствием с большой долей вероятности будет противоречить интересам беглеца. Не стоит надеяться и на то, что другие фигуранты не будут искажать действительное положение дел. Очень многие дают следствию лишь угодные для него показания, которые помогут им самим выйти сухими из воды и отправить за решетку основного фигуранта по делу. То есть сплотиться всем обвиняемым против даже незаконного, по их мнению, уголовного преследования не удастся, а обвинительный приговор суда в этом случае будет лишь делом времени.

Традиционно к адвокатам в России обращаются слишком поздно, до последнего находясь в полной уверенности, что схема работы является законной, используются легальные схемы снижения налоговой нагрузки, оптимизации, денежные средства обналичиваются по всем правилам.

Наиболее эффективно снизить уголовные риски можно лишь своевременной их профилактикой – заранее оценить схему работы на предмет соответствия уголовному закону, научиться правильно себя вести с правоохранителями, снизить до минимума стресс при проведении различного рода проверок и т.д.

Приглашать адвоката лучше не тогда, когда дело находится в суде, и уже понятно, что ситуация накалена до предела, а несколько раньше. Самое время проконсультироваться – до первого контакта с правоохранителями либо сразу же после первого контакта, в чем бы он не выражался – звонок на мобильный с предложением просто побеседовать наедине, повестка о вызове на допрос, письменный запрос о предоставлении документов, обследование или обыск помещения. Адвокат поможет разработать наиболее подходящую стратегию защиты, учтет все обстоятельства дела, если конечно получит от клиента максимально полную и достоверную информацию. Именно поэтому в основе взаимоотношений адвоката с клиентом должно быть доверие, а клиент именуется в законе доверителем.

Надеемся, что наши рекомендации позволят избежать фатальных ошибок. Будем рады ответить на все интересующие вас вопросы.
__________________________
Подписывайтесь на нашу страницу, чтобы всегда быть в курсе новостей права.

« Все записи